Вопросы к Юристу

Мошенничество туристического агента

Запись должна быть хорошего качества. Перед звонком необходимо выполнить ряд действий:

  1. проговорить в диктофон или на камеру точную дату и время звонка,
  2. зафиксировать входящий и исходящий номера телефонов,
  3. указать ФИО владельцев телефонов и их адреса.

Во время разговора нужно озвучить следующие моменты:

  1. дату передачи денег,
  2. требование вернуть долг,
  3. цель займа.
  4. сумму долга,

Когда разговор завершится, следует зафиксировать его продолжительность и точное время окончания. Потом необходимо составить протокол, который представляет собой расшифровку записи с описанием всех деталей разговора с должником.

При личной встрече с подозреваемым можно использовать не только диктофон, но и попросить кого-либо из знакомых провести скрытую видеосъемку.

Куда и как подать в суд за мошенничество

Рассматривает такие дела суд, который на основании имеющихся доказательств выносит соответствующее решение.

Важно понимать, что действующее законодательство России предусматривает все меры по расследованию, поимке и наказанию лиц, подозреваемых в махинациях и воровстве.

Если человек столкнулся с мошенничеством или стал его жертвой, он может подать заявление одним из следующих способов: Обратиться в дежурную часть полицейского управления, изложив события в устной форме, которые обязательно должны быть запротоколированы сотрудниками правоохранительных органов.

Новая схема мошенничества: кража денег через суд

Поскольку сумма маленькая, тем более небольшие суммы рассматриваются в рамках упрощенного производства, то вносятся фактически на автомате, как бесспорные. И после этого спокойно исчисляется срок на вступление этого решения в законную силу, подается исполнительный лист, и жулики просто его предъявляют в банк.

Как правило, компания уже либо узнает по итогам какого-то аудита или может быть случайное обнаружение списания этой небольшой суммы — 50, 30, 40 тысяч рублей, и тогда уже начинает разбирательство, откуда такая сумма появилась, кто является истцом.

Как и куда грамотно подавать заявление о мошенничестве (образец)?

И не просто приложить, а перечислить в заявлении в качестве приложений к нему.

Юридическая консультация После прочтения остались вопросы? Звоните по номеру и наши юристы проконсультируют Вас! Звонок бесплатный. Советуем прочитать 30 июня 2017 34070 3 7 июня 2017 8981 0 7 июня 2017 139500 0 Новости раздела 30 марта 2019 117 0 13 августа 2015 3765 0 13 июня 2015 3527 0 Ваши вопросы Дмитрий 21 декабря 2017 03:24 Здравствуйте!

В социальной сети, начал переписку с человеком предложившим мне сотрудничество в сфере раскрутки денег на спорт прогноз, мной были перечислены средства на киви кошелёк номер которого мне предоставили, после этого я получил смс с содержанием «Чтобы получить перевод, вам нужно оплатить 10% комиссии от суммы перевода! Оплату комиссии делаете в ручном режиме с своего кошелька на кошелёк с чего был сделан перевод.

Обман суда: способ мошенничества или преступление против правосудия?

Возможность совершения мошенничества путем обмана суда была предусмотрена и п.

4 указанного Постановления, согласно которому, если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, в частности, со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество.——————————— См. об этом: Яни П. Постановление Пленума Верховного Суда о квалификации мошенничества, присвоения и растраты: объективная сторона преступления // Законность. 2008. N 4. С. 14.Данная трактовка способа совершения мошенничества получила свою поддержку в ряде научных исследований.

Как доказать мошенничество?

В этом случае участники сделки не требуют каким-либо способом зафиксировать ее, а основываются на устных обещаниях.

Оформлен договорной документ, дающий возможность сторонам чувствовать себя в безопасности и доверять партнеру.

На поверку такая бумага может оказаться недействительной.

Мошенник имеет достаточный социальный статус или обладает значительным богатством, что позволяет не допускать мысли о его злых намерениях. Преступник получил предоплату за услуги или товар, чем выразил свою безусловную готовность исполнить обязательства.

Если злоумышленник не довел дело до конца, то есть не завладел чужим имуществом с правом собственности или не получил желаемых денег, то доказательства мошенничества не потребуется, так как отсутствует сам факт преступления, но есть признаки на его покушение.

​Корпорации 2.0: как судиться с мобильными агрегаторами и онлайн-сервисами

«Когда я обращался в российский суд, я хотел выиграть, но в первую очередь просто пытался разобраться в ситуации, а для этого требовались документы, которые можно было получить только в судебном порядке. Во-первых, мне удалось доказать, что специально созданные роботы умеют читать наши письма, что нарушает тайну переписки, даже если физически глазами никто переписку не просматривает.

Во-вторых, выяснилось, что юридически компания ООО «Гугл» не связана с интернет-гигантом Google, однако я смог доказать, что фактически это филиал большой корпорации. Кроме того, я обращался к судебной практике Арбитражного суда, который уже выносил решения о том, что та или иная российская компания является не «дочкой», а филиалом иностранной корпорации, а значит, все иски должны идти в суд страны, где находится филиал, то есть в российский суд.

В качестве основания — тот факт, что как у международной корпорации Google, так и у российского ООО «Гугл» совпадают название, логотип и политика.

Кроме того, на сайте Google написано, что офисы компании есть по всему миру, в том числе и в России. Все вместе указывает на то, что речь идет об одной большой компании с филиалом в нашей стране.

Если бы ко мне обратился клиент как к адвокату с просьбой представлять его интересы на суде против Google, то он никогда бы не отбил затраты на это дело. Единственный выход — проводить коллективные иски.

Обман суда как способ мошенничества (Петров С.)

В ходе гражданского судопроизводства ответчик сумел доказать факт выплаты М.

квалифицированы органами предварительного следствия как покушение на мошенничество. При рассмотрении уголовного дела в суде государственный обвинитель, обосновывая предъявленное обвинение, ссылался на вышеуказанные положения Пленума Верховного Суда РФ, однако суд вынес оправдательный приговор.Оправдывая М.

по предъявленному обвинению, суд указал в приговоре следующее: «Суд находит формулировку обвинения по мошенничеству как юридически некорректную, так как обращение подсудимой в суд за защитой своих прав, гарантированных ч.

Правовые аспекты деятельности агрегаторов

Для компаний, пользующихся услугами агрегаторов, ценность сотрудничества с ними состоит в увеличении объема реализуемых товаров и услуг за счет получения отдельного канала продаж и дополнительной возможности продвигать свои продукты на рынке. Для пользователей же ценна сама возможность доступа к качественному и удобному сервису. Агрегаторы не осуществляют поиск клиентов, а используют IT-решения, позволяющие клиентам самим находить нужные товары и услуги.

Работа агрегатора может быть построена по агентской схеме или с использованием конструкции договора возмездного оказания услуг. При агентской модели агрегатор не просто выступает посредником между клиентом и исполнителем, но и принимает на себя ряд обязательств, действуя в интересах одного из них.

Правовая оценка ситуации с мошенничеством туристического агента

Общество с ограниченной ответственностью «ххх» зарегистрировано в 2010 году. Гр. Хххявляется единственным участником общества и одновременно его генеральным директором с момента создания. Юридический адрес ООО «ххх»….. Является турагентом, а не туроператором, по сути, посредником между туристом и туроператором.

В силу статьи 10 Федеральный закон от 24.11.1996 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» договор между турагентом и туристом заключается в письменной или электронной форме. Договоры, заключаемые между туристом и турагентом с недавнего времени заключаются по типовым формам.

Таким образом, можно говорить о том, что договор между турагентом и туристами в надлежащей форме не заключался. В связи с этим у туриста и турагента отсутствуют взаимные права и обязанности.

С гр. Ххх или с менеджером договор также не заключался, а произведенный платеж не должен рассматриваться в качестве оплаты за услуги ООО «ххх». В связи с этим такой платеж должен квалифицироваться как неосновательное обогащение.

В силу статьи 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательное обогащение подлежит возврату. Если должник отказывается возвратить неосновательное обогащение, то оно может быть возвращено в судебном порядке.

Иск не будет связан с защитой прав потребителей, в связи с чем должен рассматриваться по месту нахождения получателя платежа. Сведения о месте нахождения и ФИО получателя платежа можно истребовать в судебном порядке, сначала указав в качестве места жительства последнее известное, а затем, после получения сведений из Федеральной миграционной службы и(или) банка, уточнить адрес и ФИО ответчика.

Что еще можно предпринять

Также можно написать жалобу в Роспотребнадзор, связанную с отсутствием обязательной информации о турагенте на сайте. Также можно написать жалобы в Роскомнадзор в связи с отсутствием политики обработки персональных данных. Также можно написать жалобу в налоговый орган, сославшись на получение денежных средств минуя расчетный счет.

Заявление в полицию, на наш взгляд, не даст какого-либо результата, хотя в действиях гр. Ххх и усматриваются признаки мошенничества. Вместе с тем, правоохранительные органы неохотно рассматривают заявления о преступлениях по таким категориям дел.

Предъявлять иск к ООО «ххх» отдыха бессмысленно, поскольку нет объективных доказательств получения денежных средств ООО «ххх» и доказательств того, что такое перечисление сделано в рамках какого-то договора, соответственно, истребовать их обратно можно только у получателя –гр. Ххх.

Как быть людям, куда им идти, чтобы им вернули деньги, пока у нее арестованы счета, если они действительно арестованы

По нашему мнению, единственный реальный шанс возвратить денежные средства – обратиться с иском в суд. Вместе с тем, чтобы в суде было проще подтвердить свои доводы, целесообразно написать жалобы в Роспотребнадзор и налоговый орган, возможно в ходе проведенных проверок будут подтверждены или выявлены новые сведения.

Какая вероятность получить деньги обратно, учитывая, что перевод был с карты на карту

Денежные средства получить можно, однако высока вероятность, что суд попытается необоснованно отклонить предъявленный иск в связи с неподсудностью или не захочет истребовать сведения из банка. В связи с этим целесообразно поручить ведение дела квалифицированному специалисту, который сможет представить интересы в суде.

У вас похожий вопрос? Воспользуйтесь услугой: Юридическая консультация онлайн.

Могут ли у меня быть какие-то проблемы за рекомендацию турагентства

Проблем быть не должно, поскольку сама по себе рекомендация данного турагентства другим туристам не может рассматриваться в качестве противоправного действия. Вместе с тем, такие проблемы возникнут с высокой долей вероятности, если в ходе проверки будет выявлена какая-то причастность к ООО «ххх» в части дальнейшего распределения денежных средств, которые не были возвращены.

Если вам понравилась статья, подпишитесь на наши группы в соц. сетях и порекомендуйте Прайм лигал друзьям и знакомым.

Авария стоимостью миллион долларов

«Это произошло 30 июня 2016 года. Я была в Санкт-Петербурге в командировке и ехала с Московского вокзала в гостиницу. Во время поездки настораживающим моментом было то, что водитель дважды заглох на светофоре. Потом уже из уголовного дела я узнала, что в тот день он взял эту машину в первый раз, но тогда я не задумывалась об этом. Последнее, что я увидела перед аварией, — то, что машина на скорости 70 км/ч стала прижиматься к обочине. Я посмотрела на водителя — он сидел со стеклянными, широко распахнутыми глазами и не шевелился, не пытался остановить машину. Уже позже из уголовного дела я узнала, что через пару месяцев после моей аварии он был задержан за перевозку наркотиков в особо крупном размере, прямо на рейсе такси «Везет», куда он устроился после «Яндекса». Правда, суд в тюрьму его не отправил, поскольку выяснилось, что наркотики он вез для себя, а не для продажи.

Мне не удалось доказать, что на моем рейсе водитель был под действием наркотиков, потому что инспектор ГИБДД после аварии не стал делать наркотест — я была без сознания и не могла это проконтролировать. Во время суда над водителем мы пригласили на одно из заседаний инспектора, но он не пришел. Самого водителя лишили прав на два года и приговорили к ограничению свободы, но не к заключению под стражу, так как у него есть маленький ребенок.

После аварии «Яндекс» отказался со мной вообще разговаривать и отправил меня в таксопарк, который предложил мне 500 тысяч рублей компенсации в устной форме. Когда же мы вызвали их в суд, чтобы официально оформить мировое соглашение, представитель таксопарка не явился. Так что никаких денег я от них не получила. Страховая компания выплатила мне 75 тысяч по ОСАГО, что является оскорбительной суммой в сравнении с причиненным ущербом.

Дело в том, что у меня был разбит плечевой сустав, который хирург мне собрал буквально по осколкам, но теперь его нужно регулярно разрабатывать в реабилитационном центре. На сегодняшний день я потратила уже 600 тысяч, но лечение надо продолжать. Дело даже не в компенсации за лечение, а в том, что я хочу полностью восстановить свою прежнюю жизнь. Я была здоровым успешным человеком, у меня был собственный бизнес. Эта работа требовала хорошей физической подготовки, но сейчас я могу работать без отдыха всего час-полтора. Таким образом, я осталась без стабильного источника доходов. Кроме того, чтобы оплатить реабилитацию и участие в уголовном процессе с водителем «Яндекса», мне пришлось продать квартиру родителей. Все это они обязаны мне вернуть: бизнес, квартиру, здоровье.

Если бы «Яндекс» связался со мной в день происшествия и предложил помощь, то можно было бы сойтись всего на 3 миллионах рублей и извинениях. Теперь же требуемая мной сумма составляет 60 млн рублей — это все мои расходы за эти полтора года плюс компенсация на 10 лет вперед, чтобы я могла вести такой же образ жизни, как и до аварии, и, разумеется, возмещение колоссального морального вреда. Я надеюсь, что после всех совершенных критических ошибок компания изменится к лучшему. Но буду уверена в этом только тогда, когда «Яндекс» примет добровольную ответственность за инцидент со мной и другими пострадавшими».

Следующее заседание по иску Гращенковой против «Яндекс.Такси» назначено на 14 ноября. Впрочем, в октябре сервис уже ввел услугу страхования поездки в 11 регионах: Калининградской, Кемеровской, Новосибирской, Омской, Оренбургской, Самарской и Томской областях, а также в Краснодарском и Красноярском краях, Татарстане и Чувашии. Максимальная сумма выплаты — 2 миллиона рублей. Помимо этого, в середине октября в Госдуму был внесен на рассмотрение закон об обязательном страховании пассажиров такси — сейчас это единственный вид общественного транспорта, пассажиры которого не застрахованы.

Видеозапись в Airbnb и любовница в Uber

Судебные дела, направленные против сервисов-агрегаторов, не единичное явление в мировой судебной практике. Так, по сообщению Daily Mail, в 2013 году немка Эдит Шумахер вместе со своим молодым человеком через онлайн-площадки Airbnb сняла апартаменты в городе Ирвайн, Калифорния. На третий день они обнаружили, что их пребывание в квартире записывается на скрытую видеокамеру. В 2015 году клиентка подала иска как на владельцев жилья, так и на сам сервис, поскольку, согласно правилам Airbnb, гости должны быть предупреждены обо всех записывающих устройствах и других средствах наблюдения. О результатах судебного процесса не сообщалось.

Одна из основных трудностей в судебных тяжбах против агрегаторов — доказать, что вина лежит именно на сервисе-посреднике, а не на компании или лице, которые непосредственно предоставляли услуги. Судебные дела против агрегаторов имеют право на существование тогда, когда причиной является именно недобросовестное выполнение сервисом своей функции как площадки. В феврале Би-би-си сообщила, что анонимный бизнесмен из Франции подал в суд на Uber: мужчина заказал такси со своего аккаунта, воспользовавшись телефоном жены. После этого он вышел из учетной записи, но на телефон его супруги продолжали приходить оповещения, благодаря которым она узнала о поездках своего мужа к любовнице. Это повлекло за собой развод, и теперь мужчина требует с агрегатора 45 миллионов евро.

Претензии музейного сервиса PassCity и каршеринга «Делимобиль» к клиентам

Конфликт между клиентами и сервисом, который в теории должен облегчить жизнь, может произойти из-за не до конца проработанной задумки и изменений в правилах пользования. Пример этого — случай, который произошел с Николаем и Мариной, попросивших не называть их фамилии. Они приобрели за 9000 рублей карту нового сервиса PassCity «Культура двух столиц + кофе». Согласно условиям, по этой карте можно посещать музеи в Москве и Санкт-Петербурге, а после получить бесплатно чашку кофе. Спустя полгода после покупки Николай и Марина получили претензию о нарушении правил оферты и требование выплатить компенсацию 3450 рублей.

«Мы приобрели годовую карту 1 апреля 2017 года за 9000 рублей на двоих. С первыми проблемами столкнулись еще тогда, когда «ДаблБи» заменили на «Шоколадницу». Мы такого не ожидали, потому что брали карту отчасти именно из-за классной кофейни. Потом в конце лета компания убрала временные выставки из того, что включено в абонемент. Еще одно изменение правил заключалось в том, что чашку кофе можно получить ровно через час после посещения музея. Четвертое нарушение было связано с Третьяковской галереей. По условиям PassCity повторно посетить один и тот же музей можно только через 20 дней. В июне мы спросили у техподдержки, являются ли здание на Лаврушинском переулке и Инженерный корпус двумя разными музеями. Нам ответили, что да, являются. Система же засчитала это как повторное посещение одного и того же музея.

А в начале октября сотрудник юридического отдела компании Кристина отправила нам письмо о том, что мы нарушили оферту, из-за чего компания понесла ущерб. К письму был приложен экселевский файл с перечислением всех случаев и пэдээфка самой претензии с требованием оплатить 3450 рублей. Как мы поняли, претензия касается именно тех операций, когда активация кофе не проходила. Во всех этих случаях система писала, что операция не проходит, и ни разу не было сказано, что мы что-то нарушаем. В итоге мы написали длинное письмо, объяснив все случаи и продемонстрировав скриншотами, что каждый раз дело было в действиях техподдержки. В последнем письме, которое мы получили от юриста компании 20 октября, говорилось о временной блокировке карты с 24 октября. Больше с нами не связывались, но мы подозреваем, что карта действительно заблокирована. Стоит сказать, что все это время с нами общались в грубой форме, требуя в «кратчайшие сроки направить агенту банковские документы, подтверждающие факт оплаты». У нас было всего 4 таких случая, а нам выставили претензию на 3450 рублей. Страшно представить, какие суммы могут фигурировать в претензиях к людям, которые совершили 10 таких операций».

Еще одна громкая история, связанная с претензией сервиса к клиенту, случилась в январе 2016 года. Пользователь каршерингового сервиса «Делимобиль» Александр Семенов попал в ДТП по своей вине. Клиент ожидал, что ему придется выплатить штраф в размере 20% от стоимости автомобиля, согласно пункту 5.12 договора, утвержденного на тот момент. Вместо этого компания потребовала с Семенова 588 000 рублей, что превышало рыночную стоимость автомобиля на тот момент.

Александр опубликовал пост, который растиражировали другие пользователи, и запустил отдельный сайт, посвященный его проблеме. В ответ сотрудники «Делимобиля» обвинили Семенова в пиар-кампании против сервиса и пригрозили судебным разбирательством. В итоге компания ввела новый тариф, максимальная сумма выплат по которому составляет 150 000 рублей, и обязала Семенова выплатить только эту сумму.

Разблокированный Google Play

В судебной практике встречаются и случаи, когда человек подает в суд не на отдельные сервисы, а на целые онлайн-корпорации. Один из примеров — иск юриста из Севастополя Дмитрия Мишина, который в марте 2015-го обратился в суд с требованием к компании Google разблокировать сервис Google Play, недоступный на территории Крыма из-за санкций США. Свою жалобу Мишин обосновывал тем, что в указе Барака Обамы речь шла только о Крыме, но не о городе Севастополе. Суд отказал Дмитрию в удовлетворении иска, но в мае того же года Минфин США выпустил разъяснения к санкциям и сделал ряд исключений, в связи с чем Google Play снова заработал на территории Севастополя.

«Когда в 2015 году из-за санкций США заморозили рекламные аккаунты AdWords в Крыму, Google отказался возмещать людям деньги под любыми возможными предлогами. Ко мне обратился клиент, у которого на счетах зависла достаточно серьезная сумма. Google не возвращал деньги с призывом обращаться в украинский суд. Мы составили заявление, обратились в Ленинский районный суд Севастополя, но нам отказали и оставили иск без рассмотрения, обосновав это тем, что в договоре прописано, что дело должно быть рассмотрено в суде Великобритании.

Так появилась идея подать в тот же самый Ленинский районный суд другой иск, чтобы суд принял какое-то решение в отношении этой же компании. Чтобы отменить предыдущее решение, нужно было новое решение по другому делу. В качестве претензии мы выдвинули то, что блокировка сервиса Google Play на территории Севастополя нарушает права потребителей. Нам было не важно, выиграем ли мы второй иск. Я вполне предполагал, что это дело будет проиграно. В случае победы Google попадал бы в юридическую вилку: компания находится на территории США, и если бы она выполнила наше требование, то попала бы под санкции США, а если бы не выполнила, то под действие российского законодательства. Решение по второму делу приняли, в иске нам снова отказали, но после этого было назначено новое рассмотрение первого дела, и уже в процессе нам возместили денежные средства через стороннюю компанию, которая связалась с нами по поручению Google.

Если взять этот иск в отдельности, то стоит понимать, что Google Play — это «транспортная площадка», которая доставляет продукт покупателю за определенный процент с продажи. Но современная юридическая практика у нас слабо регулирует область интернета и не предусматривает такого понятия, как поставщик услуг с частичной переуступкой права на распространение авторского продукта. В российском законодательстве это регулируется на допотопных понятиях из Советского Союза: купил-продал. Таким образом, вероятность выиграть подобное дело достаточно низка: компания Google всегда может перенаправить иск, обосновав это тем, что она тут ни при чем.

Единственный вариант — случай, когда весь Google Play не функционирует. Подать в суд вы можете, но Гражданский кодекс возлагает обязательство доказывать вину именно на истца. Для того чтобы получить заключение о неработоспособности, вам надо идти в экспертное бюро. Представьте, какой объем средств вам потребуется, чтобы провести такой экзотический вид экспертизы. Помимо этого, все это вам надо будет зафиксировать у нотариуса. Одна страница нотариального протокола только по госпошлине стоит около 5600 рублей, не считая услуг нотариуса.

Есть еще один момент: многие зарубежные компании, работающие в России, открывают у нас не филиалы, а отдельные юридические лица, которые формально не отвечают за деятельность головного офиса и с ними никак не связаны (по этой же причине в моем деле московское ООО «Гугл» требовало отказать в иске). Все это делается для того, чтобы избежать ответственности. В Европе же, если вы будете судиться с испанским Google, то это будет равносильно иску ко всей корпорации. У того же Microsoft есть 10–15 компаний, которые формально не связаны с основным офисом».

50 тысяч за контекстную рекламу

С проблемой разделения головной компании и филиала столкнулся и российский юрист Антон Бурков. В переписке с друзьями через почтовый сервис Gmail он обсуждал предстоящую командировку в Европейский суд по правам человека и тут же заметил контекстную рекламу, предлагающую отели в Страсбурге и визу. Юрист пришел к выводу, что сервис читает его письма и использует собранную информацию для вывода рекламы, и подал иск в ноябре 2014 года на ООО «Гугл».

В 2015 году Замоскворецкий суд отказал Буркову в его удовлетворении на основании того, что ответственность за Gmail и AdWords несет американская корпорация Google Inc. Впрочем, после апелляции в Мосгорсуд юристу удалось доказать, что ООО «Гугл» является филиалом международной компании Google. По решению суда Буркову было выплачено 50 тысяч рублей.

«Когда я обращался в российский суд, я хотел выиграть, но в первую очередь просто пытался разобраться в ситуации, а для этого требовались документы, которые можно было получить только в судебном порядке. Во-первых, мне удалось доказать, что специально созданные роботы умеют читать наши письма, что нарушает тайну переписки, даже если физически глазами никто переписку не просматривает. Во-вторых, выяснилось, что юридически компания ООО «Гугл» не связана с интернет-гигантом Google, однако я смог доказать, что фактически это филиал большой корпорации. Кроме того, я обращался к судебной практике Арбитражного суда, который уже выносил решения о том, что та или иная российская компания является не «дочкой», а филиалом иностранной корпорации, а значит, все иски должны идти в суд страны, где находится филиал, то есть в российский суд. В качестве основания — тот факт, что как у международной корпорации Google, так и у российского ООО «Гугл» совпадают название, логотип и политика. Кроме того, на сайте Google написано, что офисы компании есть по всему миру, в том числе и в России. Все вместе указывает на то, что речь идет об одной большой компании с филиалом в нашей стране.

Мой результат важен для любых исков, которые граждане подают к крупным онлайн-корпорациям. Если бы мне не удалось доказать это, то судиться бы в России я не смог и мне пришлось бы ехать в Калифорнию, что очень дорого. Мне удалось взыскать с компании 50 тысяч рублей, но такое редко бывает. Фактические расходы на ведение этого дела были оценены в 30 тысяч рублей, половина из них — проезд из Екатеринбурга в Москву. Юридические расходы, то есть мой адский труд, были оценены в 10 тысяч рублей.

Таким образом выяснилось, что простому человеку подавать подобный иск совершенно бессмысленно. Если бы ко мне обратился клиент как к адвокату с просьбой представлять его интересы на суде против Google, то он никогда бы не отбил затраты на это дело. Единственный выход — проводить коллективные иски. Например, есть много людей, чьи письма так же читали в Gmail. Если бы таких было 100 человек, каждый из которых требовал бы по 10 тысяч рублей, то тогда одного миллиона бы хватило, чтобы покрыть затраты на адвоката».

Альтернативный метод

Впрочем, как утверждает адвокат Александр Трещев, более эффективное и быстрое средство доказать свою правоту и получить компенсацию — решить вопрос в досудебном порядке. Например, в 2014 году после жалобы пользователей и постановления Федеральной торговой комиссии США компания Apple была вынуждена выплатить 32,5 миллионов долларов родителям, чьи дети без ведома тратили деньги в мобильных приложениях.

«Если хотите завязнуть надолго, то лучший способ — это суд. Если же ваша цель — добиться конкретных результатов, то стоит в первую очередь связаться с компанией — позвонить, написать и, конечно же, угрожать. Чем угрожать? Роскомнадзором и генеральной прокуратурой, которая стоит на страже законных интересов личности. Это гораздо более быстрый и работающий на 95% способ, которым пользуюсь лично я в случае конфликтов с подобными корпорациями. Как правило, эти сервисы сначала пытаются навязать свою волю, но затем сдаются, когда речь заходит о судебном разбирательстве, так как не хотят проблем и огласки. Кроме того, в подобных историях всегда можно сослаться на закон «О защите прав потребителей», который эти компании часто нарушают.

Если компания заявляет вам, что вы подписали лицензионное соглашение или иные нормативные документы и теперь обязаны его соблюдать, тогда уже прямая дорога в суд. Эти договоры, как правило, не соответствуют российскому законодательству, поэтому суд всегда встанет на сторону потерпевшего. Впрочем, иски к подобным сервисам можно пересчитать по пальцам одной руки, да и суд неохотно этим занимается. Однако мне известно, что сейчас предпринимаются действия, чтобы сформировать соответствующие составы, которые будут заниматься исключительно подобными делами».

Легализация обязательства, которого не было

Судебная процедура упрощенного взыскания задолженности, судебный приказ активно используются мошенниками. Руководитель уголовной практики BMS Law Firm Тимур Хутов рассказал суть этой схемы: суд в короткие сроки рассматривает поддельные документы, из которых следует бесспорность требований кредитора, выносит положительное решение и на его основе выдает исполнительный лист.

Конечно, это мошенничество в чистом виде. Однако доказать его бывает непросто. "Должник, как правило, узнает о взыскании постфактум, – говорит юрист практики по разрешению споров и банкротству "Линии права" Кирилл Коршунов. – Хотя закон обязывает уведомлять его о начавшемся процессе взыскания долга (как в суде, так и после нотариуса), должник иногда не может вовремя на это отреагировать". По словам Коршунова, такое происходит, когда должник не проживает по месту регистрации и не получает почту – или получает, но слишком поздно, когда уже истек срок на подачу возражений. Крупные компании также не защищены от риска. Поскольку им приходит много корреспонденции, непосредственные исполнители могут поздно узнать об уведомлении.

Еще один вид мошенничества через упрощенные процедуры взыскания долга – проставление исполнительной надписи нотариуса на поддельном договоре. Злоумышленник фальсифицирует договор займа и включает туда условие о том, что долг можно взыскать через исполнительную надпись. В договоре указана дата возврата займа и номер счета. Когда срок наступил, мошенник предъявляет нотариусу договор и выписку, из которой видно, что заем не возвращен. Нотариус, видя бесспорность требований, проставляет исполнительную надпись, которая имеет силу исполнительного документа. Однако юрист санкт-петербургского офиса ЮФ "Борениус" Артем Берлин относится к этому способу скептически: "Для получения исполнительной надписи злоумышленнику придется сфальсифицировать нотариальный договор займа, что может раскрыться в случае запроса в адрес якобы удостоверившего договор нотариуса. Либо мошеннику нужно будет подделать кредитный договор, что бессмысленно, так как пристав будет производить исполнение банку". Берлин уверен, что "должник" с высокой вероятностью обратится в суд с заявлением об оспаривании нотариального действия. Все это, на взгляд Берлина, говорит о том, что схема вряд ли станет массовой.

Эксперты рассказали, что эти схемы применяются в отношении компаний-гигантов, у которых на счетах всегда есть деньги. Получив исполнительный документ, мошенники относят его не к судебным приставам, а в банк, в котором открыт счет должника. "Учитывая большое количество операций по счёту, такие компании зачастую даже не замечают, что стали жертвой мошенников", – сообщил Коршунов.

Контроль над банкротством

Во время банкротства недобросовестные должники используют схемы, которые помогают им контролировать процедуру и сохранять активы. Они задним числом оформляют фиктивные договоры, а затем включают в реестр "дутые" долги. Чаще всего речь идет о договоре займа. Однако у этой схемы есть различные модификации. Партнер "Кульков, Колотилов и партнеры" Николай Покрышкин рассказал, что иногда вместо полностью фиктивного предоставления безопаснее "подмешивать" блоки фиктивного предоставления к реальному исполнению в рамках ранее заключенных договоров. Альтернативой может быть полностью реальное предоставление кредитором товаров или услуг, но по завышенной цене. Еще один вариант при одновременной реализации схемы в отношении ряда должников – использование кросс-поручительств между должниками по искусственно созданным обязательствам каждого из них. Разновидностей может быть масса. "Универсального механизма защиты от подобных схем, к сожалению, нет. Однако в случае настойчивости добросовестных конкурсных кредиторов при оспаривании необоснованных требований и взвешенном подходе судов шансы на успех существуют", – отметил к. ю. н., партнёр, глава отдела по разрешению споров Noerr Виктор Гербутов.

Раньше самой популярной схемой контроля над банкротством было использование "карманных" третейских судов. В них обращались подставные контрагенты и успешно доказывали наличие долга у компании, которая в скором времени станет банкротом. Затем в государственном арбитражном суде такие истцы получали исполнительный лист и на основании его включали свое требование в реестр. Однако Верховный суд активно борется с такой схемой. Недавно он помог временному управляющему, который принялся обжаловать выдачу исполлиста из-за сомнений в наличии долга (см. "ВС пресек схему, позволяющую лицу контролировать банкротство общества"). В другом деле ВС указал, что обязательства должника перед аффилированным с ним лицом формально могут иметь гражданско-правовую природу, но в действительности таковыми не являться – в том числе по причине того, что их возникновение и существование было бы невозможно, если бы кредитор не участвовал в капитале должника. Поэтому суд вправе переквалифицировать отношения, признав их корпоративными, – а это уже является основанием для отказа во включении требования в реестр (№ 308-ЭС17-1556). Также ВС счел возможным отказывать в выдаче исполлистов по третейским решениям в банкротных спорах, когда действия должника и кредитора по созданию задолженности являются недобросовестными (№ А40-147645/2015). "Добросовестные кредиторы при защите своих прав и интересов могут заявлять об истребовании материалов дела из третейского суда, а также о рассмотрении требования по общим правилам, то есть по сути заново", – рассказала юрист по проектам в области банкротства юридической фирмы VEGAS LEX Анна Евдокимова. "Такие кредиторы вправе обжаловать определение о приведении в исполнение решения третейского суда, поскольку требование основано на недостоверных доказательствах и имеет фиктивный характер", – добавил адвокат ЮГ "Яковлев и Партнеры" Роман Ковчик.

И даже несмотря на практику ВС, использование "карманных" третейских судов в последнее время становится невозможным. "Все это благодаря прошедшей в прошлом году реформе законодательства в этой сфере. Теперь порядок образования и деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений ужесточен", – напомнил директор юридической практики KPMG в России и СНГ Алексей Абрамов. Заместитель ООО "Центр правового обслуживания" Лариса Науменко уверена, что реформа третейских судов положит конец подобным делам или хотя бы сведет их к минимуму.

Отмывание денег

Одна из схем часто используется для отмывания денег. Две компании заключают фиктивный договор займа, после чего кредитор обращается в суд за деньгами. Должник все признает или заявляет несущественные возражения (а иногда его и вовсе не вызывают, если дело рассматривается в порядке приказного производства). В итоге суд удовлетворяет иск, и взыскатель без каких-либо трудностей получает деньги, которые предназначались для отмывания, но уже "чистыми", ведь по ним есть судебное решение. При этом если взыскатель – нерезидент, то такие деньги сразу поступают на его счет в иностранном банке. "Про одну из вариаций, "молдавскую схему", много писали в СМИ. Модификация состоит в том, что взыскание задолженности осуществлялось через молдавский суд, а исполнение было в России", – рассказал Коршунов. Если абстрагироваться от уголовно-правовой оценки, с гражданско-правовой точки зрения все схемы шиты белыми нитками и могут быть развернуты в обратную сторону, хотя и не всегда без труда, заявил юрист ЮК "Хренов и партнеры" Дмитрий Шнигер.

Если деньги переведены во исполнение решения суда, то вернуть их можно только путем поворота исполнения такого решения. Поворот исполнения возможен в случае отмены судебного акта, а отмена – в случае его пересмотра по результатам оспаривания договора займа. Сделать это может только заемщик (ст. 812 ГК). Иным заинтересованным лицам следует искать основания для оспаривания фиктивного договора займа в общих положениях ГК о недействительности сделок. В зависимости от фактических обстоятельств речь может идти, например, об оспаривании займа как притворной сделки или о применении последствий недействительности сделки, противоречащей основам правопорядка.

Общее собрание без миноритариев

Околоправовая схема для недобросовестных мажоритариев. Сейчас закон требует нотариального удостоверения факта принятия решения общим собранием участников ООО. Нотариус устанавливает правоспособность юрлица, определяет компетенцию органа управления, наличие кворума и необходимого количества голосов для принятия решения. Однако он не обязан проверять, соблюден ли порядок извещения миноритариев. Таким образом, недобросовестные мажоритарии могут пригласить нотариуса и в его присутствии провести собрание, не известив других участников (акционеров). После того, как нотариус заверит решение общего собрания, его без всяких сложностей можно будет зарегистрировать в налоговом органе. "При этом нотариус не вправе повлиять на принятие решения. Следовательно, с названными нарушениями может быть вынесено любое решение, не требующее 100% кворума или единогласного голосования. В результате подобных действий обществу и его участникам может быть причинен ущерб, например, в связи с продажей его активов или увеличением финансовых обязательств", – сообщила адвокат ЮГ "Яковлев и Партнеры" Марина Костина.

Юрист ЮФ VEGAS LEX Кирилл Никитин рассказал, что такие собрания проводятся, когда мажоритарию очевидно, что акционер не допустит принятия того или иного решения. Чаще всего речь идет об одобрении крупных сделок, изменении устава общества, реорганизации, решении о смене директора, избрании ревизионной комиссии, распределении чистой прибыли и по другим ключевым вопросам.

Неизвещение участника (акционера) о проведении общего собрания – грубое нарушение, которое, если оно ухудшает положение общества, можно обжаловать в суде. При этом также используют обеспечительные меры, которые блокируют принятое решение (например, запретом исполнять сделку), и иски о возмещении убытков, причиненных организации директором или другим виновным лицом. "Участники юрлиц не защищены от недобросовестных действий при созыве общих собраний", – считает адвокат КА города Москвы "Барщевский и Партнеры" Антон Божко. Он не исключает, что законодатель в будущем обяжет уведомлять об общих собраниях участников через нотариальные конторы. Благо, уже сейчас есть возможность обмениваться документами через нотариуса, говорит Божко. Костина уверена, что интересы миноритариев в подобных ситуациях могут быть защищены лишь при условии установления 100% кворума для принятия любых решений в обществе, либо при изменении роли нотариуса при удостоверении решений общих собраний ООО.

Открытие банковского вклада на третье лицо

Эта схема появилась сравнительно недавно. Недобросовестный клиент обращается в несколько банков для заключения договора банковского вклада в пользу третьего лица с целью возврата ему ранее полученного займа. При этом клиент не предоставляет паспортные данные – ни свои, ни третьего лица, а к заявлениям не прикладывает документы, удостоверяющие личность. Банки вынуждены отказывать в открытии вклада, так как не были выполнены требования закона об идентификации клиента и выгодоприобретателя.

Получив отказ, клиент, вместо того чтобы собрать недостающие бумаги для повторной попытки открытия вклада, идет в суд с иском о взыскании с банков убытков и морального вреда. При этом размер убытков клиент связывает со штрафом, указанным в договоре, – мол, из-за отказа банка своевременно открыть вклад, он вернул сумму займа с опозданием и "попал" на проценты.

Недавно суд по аналогичному делу сделал вывод о неправомерности отказа банков и удовлетворил иск в размере 50% штрафа – а это составило 1,5 млн руб. от каждого кредитного учреждения (см. "АРБ рассказала о мошеннической схеме обогащения клиентов банков"). Объяснения представителей банков и указания на невозможность законного открытия вклада ситуацию не изменили. "Здесь, скорее всего, речь идёт о незаконном решении. Его необходимо обжаловать и добиваться отмены в вышестоящих судах", – считает адвокат, руководитель Уголовно-правовой практики Pen&Paper Алексей Добрынин. Тем не менее решение вынесено, и клиента ждет кругленькая сумма.

Снятие денег со счета через представителя

Случается, клиент банка открывает вклад на достаточно крупную сумму. Потом владелец вклада выдает доверенность на своего сообщника, который снимает практически все деньги и распыляет их между другими участниками схемы. После этого вкладчик заявляет, что никакой доверенности не выдавал, а его подпись подделана.

Экспертиза подтверждает, что доверенность подписал неизвестный. Тогда "потерпевший" обращается в суд с иском о взыскании с банка убытков. "В нашей практике был такой случай. Но нам удалось доказать, что имели место согласованные действия двух мошенников, а снятые деньги по кругу вернулись владельцу счета", – рассказал Коршунов.

Иногда эта схема используется иначе. Банк перечисляет деньги вкладчика на счет третьего лица на основании платежного поручения его представителя. Затем клиент заявляет, что не распоряжался никому переводить деньги, и обращается в суд. Там выясняется, что банк неверно оценил полномочия поверенного и не имел права по его поручению перечислить денежные средства. "В моей практике все закончилось возвратом денег вкладчику. Хотя вопрос оценки полномочий был более чем спорным – у поверенного по доверенности было право снять все деньги и закрыть депозит, – рассуждает партнер КА "Юков и партнеры" Светлана Тарнопольская. – Поэтому у меня вызывает большие сомнения законность судебного решения. Надеюсь, что вышестоящие инстанции разберутся в деле".

Двойная компенсация для недобросовестного арбитражного управляющего

Существует мошенническая схема получения денег через арбитражного управляющего. Предположим, он находится в сговоре с кредитором. Арбитражный управляющий совершает ошибку, дружественный ему кредитор подаёт жалобу и взыскивает с управляющего убытки в связи с допущенной ошибкой. Тот обращается в страховую компанию и в компенсационный фонд саморегулируемой организации, ведь его профессиональный риск застрахован, и получает выплату оттуда. "Это стало возможным после того, как ужесточили ответственность арбитражных управляющих, сохранив при этом их финансовое обеспечение. В результате с рынка страхования ушли все сильные игроки", – заявил руководитель ПБ "Олевинский, Буюкян и партнеры" Эдуард Олевинский.

Однако иногда под ударом сами управляющие. Недавно ВС рассмотрел дело, в котором конкурсный управляющий нарушил порядок распределения денег от продажи заложенного имущества, что установлено решением суда (п. 2 ст. 138 закона о банкротстве). Кредитор обратился в страховую компанию, которая выплатила ему 239 997 руб. убытков. Страховая, полагая, что у нее возникло право на возмещение в порядке регресса за счет управляющего, обратилась в суд. Суды трех инстанций удовлетворили ее требование. Но ВС пришел к выводу, что суды не установили наличие умысла арбитражного управляющего в наступлении страхового случая – а значит, правовых оснований для взыскания с него убытков в порядке регресса нет. Поэтому ВС отменил все решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска о взыскании 239 997 руб. (см. "Экономколлегия ВС защитила конкурсного управляющего от страховой компании").

Заявление без реквизитов

По ст. 23 закона о защите прав потребителей, если продавец (производитель, исполнитель) не вовремя исполняет требования клиента, с него взыскивается неустойка (пеня). Этим часто пользуются недобросовестные граждане, которые имеют право на определенные выплаты. Они направляют по почте заявления на выплату без указания банковских реквизитов. Естественно, при отсутствии реквизитов им не перечисляют деньги. По истечении месячного срока "пострадавшие" обращаются в суд с требованием заплатить им не только причитающуюся сумму, но и неустойку.

Конечно, такое поведение нельзя считать мошенничеством. "Я бы даже не назвал это явление околоправовой схемой. Требования основаны строго на законе, однако, есть весомый элемент недобросовестного поведения и злоупотребления правами", – считает руководитель аналитического отдела Бюро присяжных поверенных "Фрейтак и Сыновья" Максим Петров. По его мнению, крупные корпорации часто сами создают предпосылки к подобному поведению. "Дружелюбное отношение к потребителю в рекламе и пренебрежительное на деле, некомпетентность персонала, правовые ловушки в документации, умышленное введение клиента в заблуждение – все это провоцирует людей на ответные действия, – перечисляет Петров, но затем прибавляет: – С другой стороны, это делает крупный бизнес уязвимым".

Недобросовестные участники гражданского оборота активно используют несовершенства российского законодательства. Во многих случаях суды, приставы и нотариусы просто не имеют формального права пресечь такие схемы. "Безусловно, сейчас как никогда нужен механизм, который реально позволил бы бороться с обходом законодательства, защитив при этом интересы добросовестных лиц", – заключила Науменко.

Смотрите видео: Красноярского турагента подозревают в мошенничестве (July 2020).